------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Главная  Карта сайта  English

О нас

Новости

Дистанционное
обучение

Переписка

Центры поддержки

Творчество
заключенных

Статьи и интервью

Отчеты и документы

Семинары, выставки и конференции

Просьба о помощи

Полезные ссылки

Контакты

Подписка на новости сайта

Наш баннер


Отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского патриархата

Патриархия.RU

МИР ВСЕМ. Издание Синодального отдела по взаимодеюствию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями

Православная  община  в  заключении.

Сергей вышел из мест лишения свободы около двух месяцев назад. В течение последнего года перед освобождением он был старостой православной общины колонии №14 г. Новочеркасска Ростовской области. Вот что рассказывает Сергей о жизни общины, о трудностях связанных с обязанностями старосты и о своем личном духовном пути:

 

- К Богу привели меня еще родители в младенческом возрасте. Жил в достаточно воцерковленной семье: родители, дедушка, обе бабушки посещали храм. Семья небогатая была, из рабочих. Жили в Туапсе. Особенно важную роль в моем духовном  воспитании сыграл дедушка. Он всегда был при храме. Умер в 1987 году на Пасху, дожив почти до ста лет. Дома всегда были иконы, вера для меня была естественна. Дедушка давал почитать Евангелие, говорил: «Что-то я плохо вижу. Давай, почитай». Я читал. Говорили с ним на евангельские темы. До 13 лет часто причащался. В юношеском возрасте уже реже бывал в храме.

Все-таки семья много значит. Мне просто повезло. У нас в семье никогда не ругались матом, знали, что в воскресенье нельзя работать, перед едой благословляли пищу, не повышали голос на женщин, если дедушка читал молитву – значит, в доме нельзя шуметь. И это все было на чем-то основано. Для меня были естественны такие понятия, как: Господь; Иисус Христос Воскрес, – я точно знал, что Он Воскрес! И то, что там была самарянка, – я точно знал это. Для меня это естественно. Меня не надо было убеждать, что Господь Иисус Христос – тот человек, Который был воплощен. Я еще тогда понимал все это.

 

- Когда стали взрослеть, не приводили ли трудности взрослой жизни к ропоту на Бога?

 

- Ни в коей мере! Вот это, наверное, самое главное в жизни должно быть у человека – понимание, что Бог-то здесь не причем, Он только дает. Этому дедушка меня учил. Был как-то в детстве такой случай: мальчишки дразнили меня - называли «раб Божий», было обидно. Дедушка тогда сказал: «Ты ведь - раб Божий. А ты так и скажи: «Не ваш раб, а Божий раб!» » И во всех отношениях, оказывается, так это просто понимать! Я - раб, действительно, но я только Божий, ни чей другой: ни своих страстей, ни своих привязанностей, ни тем более людей. Я очень благодарен своей семье. Кому верит ребенок? – тому, кто любит, родителям. Мне грех жаловаться, Господь так много дал. А вот теперь надо понять – для чего?

…До осуждения достаточно активный образ жизни вел. Была офицерская служба в Казахстане. Уволился в запас в 1993 году по состоянию здоровья. Наверное, не надо рассказывать судьбу всех офицеров и их семей, которые служили за границей, а потом вернулись в Россию. Но Господь и здесь помог, дал работу. Я был директором фирмы в Нижнем Новгороде, занимался ценными бумагами, куплей-продажей, движением различных проектов. В 2001 г. был осужден по 186-й статье – «сбыт ценных бумаг в особо крупных размерах». Сейчас этим делом занимается Страстбургский суд, надеюсь на реабилитацию, так как не совершал того в чем меня обвинили. Около трех лет я находился под следствием, потом, после суда направили в колонию №14 г. Новочеркасска.

 

- Расскажите о духовной жизни в колонии.

 

- В колонии есть храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», освящен в 1998 году. Окормляет учреждение о. Георгий, очень хороший батюшка, добросовестный, смиренный, грамотный человек. Он приезжает по графику два раза в месяц. Исповедует, причащает, совершает Таинство Крещения. За последние пол года покрестилось примерно 30 человек. На причастие приходит стабильно человек 20-25 из двух тысяч осужденных. На праздники в храм приходит от 60 до 100 человек. Литургия совершается один-два раза в год. После причастия священник читает проповедь, отвечает на вопросы. Но время его пребывания ограничено, кроме того, батюшку постоянно задерживают у проходной на час - полтора без каких-либо объективных причин, при том что протестантских пастырей пропускают сразу. Хотя руководство колонии – вроде бы православные люди.

Храм в колонии открыт каждый день с 9.00 до 21.00 часа с перерывами на обед и на ужин. Можно придти поставить свечку, заказать панихиду. В субботу и воскресенье, как правило, в храме идет молитва: читаются акафисты. В будние дни также читают акафисты, каноны, панихиды. Тех, кто регулярно посещает храм, вносят в список, который составляется на месяц, чтобы они могли проходить в храм свободно, хотя кого-то могут и не пустить.

Около 15-ти человек из общины проходили обучение основам православной веры по курсу, разработанному в Православном Свято-Тихоновском Гуманитарныом Университете (ПСТГУ). Курс основан на книге Архиеп. Аверкия «Четвероевангелие». Нам прислали эту книгу и вопросы по курсу. Обучение проходило 2-4 раза в неделю. Мы собирались, зачитывался отрывок из Евангелия, его объяснение из учебника и вопросы по теме. Затем все обсуждали прочитанное и письменно отвечали на вопросы. В беседе каждый мог принять участие. Таким образом, материал хорошо запоминался, усваивались основные понятия православного вероучения, и у людей возникал живой интерес к вопросам веры. В праздники зачитывали литературу по соответствующей теме, узнавали, с чем связан тот или иной праздник. Когда человек приходит в храм, возникает и практический вопрос – а что это даст? Учеба дает ответы и на такие вопросы.

 

- Расскажите, пожалуйста, об обязанностях и полномочиях старосты.

 

- Положение старосты общины в колонии сходно с положением старшего брата в семье. А какие полномочия могут быть у старшего брата? В жизни я был и командиром, и отцом, и дедом, и сыном – знаю как себя вести в таких случаях. Но как старшему брату влиять, когда тебе говорят: «У тебя только под ногтями твое!» - так администрация говорит. И это справедливо. Что мое может быть, кроме моих грехов? Там это очевидно. А если я начинаю руководить, притеснять, то возникает осуждение со стороны людей. Они не хотят видеть тебя руководителем, а хотят чтобы было как в монастыре: все братья, все там общее, как в колхозе. Люди хотят видеть идеал, хотя находятся в тюрьме.

Что касается обязанностей, то староста должен следить за тем, чтобы порядок в храме был: полы помыть, покрасить что-то. Это надо организовать, а не сможешь организовать, значит делай сам. Если требуется ремонт, значит нужно искать средства. В этом родственники мои помогали. Чтобы вынесли мусор, надо дать пачку сигарет тем, кто обязан выносить его просто так. Пять пачек сигарет – чтобы отремонтировали кран, - нужно дать тем же осужденным, которые неверующие. Это очень сложная система. Там бытовой уровень очень сильно превалирует во взаимоотношениях. То, что на воле копейки стоит, там стоит дорого, хотя, то, что здесь 100 рублей – там стоит копейки. Я могу надеть робу похуже или чуть лучше - она дороже стоит, но я не могу одеть то, что непозволительно – оно ничего там и не стоит.

Если собралась община - чай надо попить, но где его взять? Если негде взять, то надо искать. Значит надо опять заплатить. Он есть, но его надо искать… Последнее время занимались Царскими Вратами, Иконостасом. Были нужны материалы, клей, реечки надо распилить – станок работает, но для православных он не работает. Вот такой натиск, приходится уговаривать. Обратиться за помощью можно к священнику или к администрации. Но администрация часто отсылает к «блатным» - решайте через них. А у «блатных» просить ничего нельзя. Батюшка не благословляет. Потому что в  первом псалме сказано: «Блажен муж, иже не идее на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седее» (Пс.1,1). Не может быть честно заработано то, что своровано, либо то, что отнято или в карты выиграно. Да и просто так ничего не дают. В любом случае придется платить. Сейчас не заплатишь, - не потребуют, но завтра…

 

- С какими еще искушениями приходится сталкиваться в колонии?

 

- Территория храма, например, могла использоваться как площадка для нелегального переброса передач через забор, а там могли быть и наркотики. И администрация обвиняла верующих, что они причастны к этому явлению. В помещении рядом с храмом некоторые осужденные, пытаясь найти безопасное место, употребляли наркотики, занимались тем, о чем стыдно даже говорить. Кто-то пытался поджечь храм, и общину опять же обвинили в том, что это мы подожгли. Искушением является также грубое поведение представителей администрации по отношению к верующим, в том числе и в самом храме – они не снимают шапку, позволяют себе нецензурно выражаться в присутствии прихожан, и это начальствующие чины ведут себя так. На замечания реагируют тоже грубо. Это нагнетает обстановку, создает нервозность. А перед «блатными» они не могут себя так вести, боясь мести.

 

- Как относиться к таким искушениям, ведь они могут оттолкнуть людей от Церкви?

 

- Искушения как раз подтверждают то, что в Церкви присутствует благодать, а враг вредит, и происходят негативные явления. Это можно воспринимать как урок, вспомнить, что сам себя когда-то вел так же. Такие ситуации дают возможность проявить себя в духовной брани: не осудить, а обрести смирение, помолиться за человека, который ведет себя недолжным образом. Смиренное отношение к начальству дает плоды – они начинают меняться, по-другому себя вести. Например, один из начальников относился сначала к церкви как к сараю. Но когда посмотрел фильм «Страсти Христовы», у него отношение к верующим поменялось совершенно радикально. Стал уважать их, снимать головной убор в храме, адекватно реагировать на замечания по поводу нецензурной брани – не озлоблялся, а соглашался с замечанием. Есть офицеры, которые помогают в храме, свечки ставят, интересуются вопросами веры, но таких мало.

 

- У вас было счастливое детство, потом служба Родине, успешный бизнес, и вдруг попадаете в тюрьму. Как вы отнеслись к такому повороту в своей судьбе?

 

- В книге Иова говорится: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов. 2,10). Господь мою душу готовил к чему-то большему. Я хотел помогать людям, и раньше помогал им через материальную сферу. Теперь я научился сострадать и понимаю, что помогать духовно оказывается важнее, чем материально. Для человека очень важно духовное участие. После освобождения Божий промысел привел меня в монастырь «Оптина Пустынь», где я получил благословение игумена Ипатия. Там же встретился с о. Андреем Редкозубовым - сотрудником Синодального отдела по взаимодействию Православной Церкви с Вооруженными Силами. Он пригласил меня в Москву, где мне предложили работать в Синодальном отделе. Собираюсь поступать в Свято-Тихоновский Университет. Таким образом, те обязанности, которые были возложены на меня общиной, я продолжаю выполнять и сейчас.

 

Беседовала Ольга Ермакова.

Газета «Мир всем» №10, 2007г.

 


©"Центр духовной поддержки православных общин в заключении"
Любое цитирование - с указанием автора "Центр духовной поддержки православных общин в заключении" и ссылки на
www.4prison.ru
Письмо web-мастеру

Яндекс цитирования     Rambler's Top100     Рейтинг@Mail.ru